» Стаття
Британия

Британия

Чай как необычный восточный товар появился в Западной Европе в 1610 г.: его привезли вЛиссабон португальские мореплаватели из Китая. Этот товар с богатыми, как говорили многие, лечебными свойствами быстро подхватили голландцы, торговавшие широко по всей Европе. Через них он попал и на Британские острова. Англичане не сразу влюбились в чай, поскольку вначале их увлек кофе.


В первой половине XVII в., когда португальцы и голландцы стали регулярно привозить чай из Китая, в Лондоне процветала мода на кофе, популярный также во Франции, Испании, Португалии, Нидерландах. Для верхушки английского общества «кофейни», которых тогда открылось множество, служили своего рода «мужскими клубами». В них собирались знатные джентльмены, банкиры, биржевики, политики, журналисты, обсуждая за кофе дела и новости, совершая сделки. Дамам вход в них был запрещен.

Первым, кто открыл продажу чая в Англии, был Томас Гаравей, имевший в лондонском «сити» небольшой магазин на Эксчейндж элли. Закупив у голландских купцов 140 фунтов чая, он известил о его продаже с аукциона через объявление в еженедельнике «Меркуриус поли-тикус» за 23—30 сентября 1658 г. В нем пояснялось, что это «прекрасный, одобренный всеми врачами китайский напиток, именуемый китайцами «ча», другими народами «тей». С этого началось торжество чая на Британских островах. Это был зеленый чай, рассыпной и прессованный. Называть его стали по-английски: «ти» (tea).

Расширяя торговлю невиданным ранее китайским продуктом, Гаравей выпустил двумя годами позже рекламный листок, в котором описывал его свойства. Заявив, что чай способен излечить от любой известной болезни, он уточнял: «...сделать тело подвижным и эластичным... избавить от головной боли, головокружения и тяжести в желудке... снять спазмы дыхания... прояснить зрение... изгнать мрачные сны, просветлить голову и укрепить память... хорошо помогает при простуде, водянке, цинге и устраняет инфекцию».

Постепенно в Лондоне наряду с «кофейнями», где стали подавать также чай, возникали комнаты, предназначаемые только для чая, которые оказались более демократичными: в них было приличным появляться и дамам, чем они быстро воспользовались.

Росту моды на чай способствовало то обстоятельство, что английский король Карл II женился в 1662 г. на португальской принцессе Катерине Браганца, которая среди своего приданого привезла в Лондон большой короб чая. Она любила пить чай и широко угощала чайным напитком придворных дам, придавая ему значимость особого светского угошения.

Отметим здесь попутно, что шотландские аристократы, державшиеся обособленно от Лондона, познакомились с чаем только в 1680 г., после того как моду на чай привезла им побывавшая в Голландии Мария, герцогиня Йоркская. Однако распространению этой моды в Шотландии долгие годы препятствовали предубеждения, будто бы чай вредит здоровью и к тому же он «чересчур дорог» и тем самым разорителен для казны. Любителей чая одно время даже преследовали как «преступников». С годами увлечение чаем взяло верх, и шотландцы стали подобно англичанам, помногу пить чал. Оценили чай и ирландцы, валлийцы.

В 1706 г. у стен лондонского «сити» открылась «Кофейня Тома», владельцем которой был Томас Твайнинг. Несмотря на название, в этом заведении широко продавали вразвес чай и угощали им посетителей, в том числе дам. Ставшее популярным заведение было переименовано в 1717 г. в « Голден лаиен» («Золотой лев»), и так стоит по сей день. А семейная компания «Тваинингс», уже в девятом поколении, продолжает успешно торговать чаем, завоевав клиентов по всему миру.

Увлечение англичан чаем долго сдерживали очень высокие цены на него, которые были результатом введенных королем пошлин на популярные импортные товары. В результате невероятно широко стала развиваться контрабанда чая, который доставляли черезЛа-Манш из Нидерландов, причем самыми разными скрытными путями: на торговых судах, различных частных парусниках, рыбацких лодках. При этом появилось множество подделок под чай. Десятки лет шла борьба с контрабандой чая, но страсть к чаю не уменьшалась. В итоге власти пошли на снижение пошлин. А потребление чая в стране, составившее в 1701 г. 66,7 тыс. фунтов выросло в 1781 г. до 4915,5 фунтов, т.е. в 73 раза за 80 лет. Чаи прочно вошел в быт англичан, сильно потеснив не только кофе, но также традиционные эль и новомодный тогда джин

Чай из Китая поставляли в английские порты суда Ост-Индской компании, созданной еше в 1600 г. решением королевы Елизаветы I. Эта, в своей основе торгово-мореходная компания, получившая среди англичан фамильярное имя «Компании Джона», быстро развивалась, тем более что ей были даны грандиозные административные полномочия: монополия на всю тор-   Английское увлечение чаем

говлю к Востоку от мыса Доброй Надежды и к западу от мыса Горн.

Со временем «Компания Джона» стала главным инструментом создания Великой Британской империи, над которой к началу XX в., по горделивому определению самих англичан, «никогда не заходило солнце». Она же явилась главным инструментом давления на китайских императоров. А императоры крайне подозрительно относились к англичанам: продавали им свой чай не иначе, как за особенно хороший английский товар или за серебро, ограничивали заход судов «Компании Джона» в китайские гавани (лишь окрестности порта Кантон), тщательно следили за тем, чтобы англичане не вздумали обосноваться где-либо на побережье Китая.

В последние десятилетия XVIII в. Англия пережила подлинную «чайную лихорадку», охватившую почти все слои общества. Наслаждаясь чаем у себя дома и в открывшихся чайных залах и комнатах, англичане увлеклись также чаепитием на природе. На периферии центрального Лондона создавались «чайные сады» — живописные парки с цветниками, прудами и речушками, обширными лужайками, дорожками и скамейками для публики, где самым демократическим образом общались леди и джентльмены, дети с гувернантками, простой народ. Всем им предлагался чай в легких павильонах и на специальных прилавках. В воскресные дни играл духовой оркестр, устраивались состязания и игры на лужайках, а вечером - концерты, фейерверки, красочные иллюминации. Так возникли сады Мерлибон, Рана-лех, Воксхолл, которые частично сохранились и поныне в виде парков.

Пристрастие к чаю перешло в XIX в., хотя интересы и привычки англичан менялись. Закрывались и «чайные сады»: империя богатела, и жители Британских островов стали больше собираться за чаем в уютной обстановке

гостиничных залов, в специальных чайных и в собственных гостиных комнатах. Народилась традиция устраивать специальный «чай после полудня» с разными яствами, авторство которой молва приписала Анне, седьмой герцогине Бедфордской.

Ритуал «чая после полудня» (Afternoon Tea) живо представлен в произведениях Уильяма Теккерея, Оскара Уайльда, Чарлза Диккенса, Бернарда Шоу. Многим знакомо описание этого ритуала, полное чисто английского юмора, в книге Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес», названного «безумным чаепитием». К этому времени англичане особенно полюбили китайский чай типа «конжу» (черный чай), который лучше сохранялся во время долгого морского путешествия из Китая. Тем более, что его было легче отличить от всяких подделок, которыми еше долго изобиловал рынок чая в Англии.

Сформировалось устойчивое пристрастие к особенно запоминающемуся своим ароматом и вкусом сорту черного чая «кимин», на основе которого и возник знаменитый и неувядаемый бренд «Английский завтрак». Англичане пили этот чай чаше всего с молоком. Такой обычай пришел, видимо, с Востока, поскольку монголы, тюркские народы, а порой и сами китайцы добавляли молоко в чай.

Потомки Томаса Твайнинга и другие поставщики чая придумывали специальные, более легкие и деликатные сорта для «послеполуденного чая». Распространилась мода на китайский чай с бергамотом, который особенно рекламировала фирма семьи Твайнинг, связывая этот сорт с именем лорда Грея, видного государственного деятеля того времени и большого приверженца напитка.

Безмерно предан чаю был виконт Пальмерстон, занимавший в середине XIX в. посты министра иностран

ных дел и премьер-министра. Ему принадлежит мудрость:

Если Вы замерит — чай согреет Вас. Если Вам жарко — он Вас освежит. Если Вы расстроены — он Вас подбодрит. Если Вы возбуждены — он успокоит Вас.

Увлечение чаем стимулировало бурное развитие производства чайной посуды и утвари. Гончарных дел мастера, производя некое подобие копии китайских чашек и чайников, долго бились над секретами настоящей фарфоровой посуды и в конечном итоге вполне преуспели. Более того, они создали особенный «европейский» стиль чайной посуды. Возникли серии английских «классических» сервизов (в основном эпохи королевы Виктории) от фирм «Спод», «Мейсон», «Веджвуд», «Джонсон» и др.

Середина XIX в. была отмечена еще одной страстью англичан. Познав прелесть качественного чайного напитка, они уже тонко различали сорта и марки чая, строго следили за тем, чтобы этот крайне «чувствительный» продукт был свежим и неподпорченным. Очень ценились партии чая первого весеннего сбора с обилием нежных ароматных «типсов», которых ждали с особенным нетерпением. Однако для традиционных парусных судов «Компании Джона» требовалось более года, чтобы из Сянгана (вблизи Кантона), куда им китайцы разрешали заходить, добираться, огибая Африку, до Британских островов.

Предприниматели тогда уже независимых Североамериканских Штатов неожиданно создали острую конкуренцию английским парусникам. Построив в 1845 г. в Нью-Йорке парусник нового типа «клипер» с обтекаемым корпусом и множеством парусов, они драматически вклинились в чайные перевозки, доставляя товар за какие-нибудь три месяца. Подобные «бегущие по волнам» суда вскоре стали строить и сами англичане.

С подлинно спортивным азартом они устраивали демонстративные гонки клиперов, доставлявших чай из Китая. Учреждались призы для капитанов и команды судов, заключались, как на конных скачках, пари. По правилам гонок клиперы должны были покидать китайские воды с одной и той же приливной волной и далее на всем пути проходить ряд контрольных пунктов, прежде чем их будут встречать, — как победителей или как побежденных, — толпы лондонцев на берегах Темзы. Достаточно сказать, что в 1866 г. в гонке по доставке «весеннего чая» из Китая участвовало более сорока клиперов. С тех пор все еще сохраняется имя быстроходного клипера «Катти Сарк»: его можно увидеть на этикетке бутылки виски и на вывеске морского ресторана на Новинском бульваре в Москве.

Невероятно возросшее потребление чая англичанами ставило правительство в трудное положение: китайцы не желали увеличивать под партии своего чая закупки дополнительного количества английских товаров (это были в основном хлопчатобумажные ткани), а серебра, которое они охотно брали в оплату чайного товара, у Лондона недоставало. Различные переговоры с китайскими чиновниками в Кантоне и даже попытка обращения к самому императору Поднебесной не давали результата. Тогда не нашли иного решения, как поручить все той же «Компании Джона» осуществить схему выманивания серебра из Китая в обмен на опиум с тем, чтобы затем этим серебром и оплачивать все расширявшиеся закупки в Китае чая.

«Компания Джона» спешно наладила выращивание опиума в Бенгалии (Индия), откуда он на судах контрабандистов и даже на собственных судах этой компании

тайно ввозился в Китай, где, нужно подчеркнуть, действовал строгий запрет самого императора на употребление опиума. Массы китайцев еще вообще не знали опиума. Британия к тому времени стала могущественной державой, которая «правила морями», и ни во что не ставила китайского императора. Сам император презирал всех иноземцев и считал себя непобедимым. Случилось то, что должно было случиться: в 1839 г. китайский таможенник при осмотре в бухте близ Кантона английского парусника обнаружил контрабанду и тут же распорядился сбросить в прибрежные воды 20 тыс. коробов опиума. Лондон, воспринимая этот акт как оскорбление, год спустя объявил войну Пекину. Тот в свою очередь наложил запрет на все поставки чая в Англию.

Разразился конфликт, получивший известность как «первая опиумная война», который закончился поражением императора и подписанием им в 1842 г. унизительного Нанкинского договора. Англичане получили в свое распоряжение остров Сянган (они переименовали его в Гонконг), доступ в пять китайских портов, снижение пошлин да еще контрибуции. Попытки Пекина сопротивляться этим условиям привели ко «второй опиумной войне» (1857—1860 гг.), которая закончилась сожжением императорского летнего дворца и ликвидацией в Китае запрета на опиум. Вплоть до начала XX в. англичане «легально» поставляли китайцам опиум ради того, чтобы наслаждаться вволю полюбившимся чайным напитком.

Объективности ради нужно отметить, что уже в первой половине XIX в. Лондон мобилизовывал все возможности «Компании Джона» на то, чтобы найти дополнительные источники чайного продукта. В частности, путем создания собственных чайных плантаций в своих многочисленных колониях. Ради этого английские купцы и специальные агенты пытались добывать в Китае вопреки всем запретам как семена и саженцы чайного растения, так и сведения о самой технологии производства чая. В этом они не слишком преуспели: китайцы хитрили, продававшиеся из-под полы семена оказывались негодными.

Тем временем в Индии в долине реки Брахмапутра (Ассам) были обнаружены деревья с явными характеристиками чайного растения, которые были позже признаны как его ассамская разновидность. В 1823 г. предприимчивый шотландец Чарльз Брюс, сотрудник Ост-Индской компании, создал там несколько небольших плантаций местного чайного дерева.

Первая партия этого ассамского чая, поступившая в 1838 г. в Лондон, вызвала исключительный интерес и была продана по высокой цене да еше получила лестную оценку от законодателя чайной моды — фирмы «Р. Твай-нинг». Презентация первого индийского чая состоялась. Англичане спешили создавать новые плантации, в том числе в высокогорном районе Дарджилинг, где использовались и с трудом добытые в Китае саженцы китайского чайного куста. В дальнейшем под чайные плантации стали вырубать непроходимые тропические джунгли на юге Индостана вблизи Голубых гор, где создали чайный район Нилгири. Ключевой город Калькутта стал центром операций с чаем.

Потребности английского рынка чая стимулировали предприимчивых британцев к закладке чайных плантаций на соседнем Цейлоне, а позже — и в других колониальных владениях, прежде всего в Африке. В 1877 г. было налажено коммерческое производство чая в горном районе Натал на юге Африки, позже - в Ньясаленде (ныне Малави), в горных районах современной Кении, в других районах.

На Цейлоне особенно масштабное чайное дело организовал Томас Липтон, богатый и предприимчивый шотландец, который впоследствии получил даже рыцарское звание от королевы Виктории и славу «чайного джентльмена». Фаворит королевского двора наладил крупные поставки цейлонского чая также в Нью-Йорк.

Чайные плантации на Цейлоне возникли в силу непредвиденных обстоятельств. В конце 80-х годов XIX в. плантации кофейных деревьев на этом острове, которые быстро расширялись, пали жертвой неизвестного ранее микроскопического организма, поразившего листву деревьев. Не находя зашиты от этой напасти, Лондон срочно «переквалифицировал» кофейные плантации в чайные, используя ассамскую разновидность чайного дерева. Уже в 1891 г. в Лондон поступила первая партия цейлонского чая, который сразу же получил высокую оценку.

Производство чая и торговля им становились крупным и престижным бизнесом, который приносил не только славу, но и большие доходы. К началу XX в. потребление чая в Англии составляло 7 фунтов на человека в год. Отмечу для сравнения, что в то время в России, где также очень полюбили чай, в год на человека приходилось лишь около фунта чая.

Диктуя свои условия Китаю и развивая свое чайное производство, Англия стала выходить за пределы самодостаточности и развернула поставки в другие страны, успешно используя свой опыт «законодателя чайной моды». В самой Англии эта мода постоянно эволюционировала. В конце XIX в. сформировалась традиция чаепития в специальных комнатах при булочных, молочных магазинах и даже при табачных лавках. В чайных комнатах подавали также холодные и горячие закуски, кондитерские изделия, играла музыка. А в начале XX в. англичан как вихрь закружило аргентинское танго. Хладнокровные по натуре англичане так увлеклись стремительными ритмами танго, что в 1910-х годах самозабвенно танцевали под звуки оркестра, начиная сразу после полудня, в громадных холлах самых фешенебельных гостиниц Лондона. И в эти же часы им подавали лучшие «чаи после полудня» с различными сладостями. Танцы сменяли выступления камерных оркестров, пианистов, скрипачей. И при этом все пили чай, причем в больших количествах.

Первая мировая воина резко нарушила благополучную жизнь Англии. Возникали серьезные затруднения и в последующие годы, но все это не подорвало тягу англичан к ставшей привычной «кап-оф-ти» (чашке чая).

Показательно, что когда разразившаяся Вторая мировая война поставила британцев на грань выживания, Уинстон Черчилль, возглавив правительство, распорядился в числе прочего рассредоточить чайные запасы страны по более чем 500 складам. Чай служил важным фактором выживания и боевого духа. Но Вторая мировая война, так или иначе, повлияла на привычный образ жизни британцев и их пристрастия. Появление в стране массы людей из континентальной Европы и особенно американцев размывало их «островной менталитет» и их традиции. Солдаты и офицеры союзнической армии США были в течение нескольких лет расквартированы по многим районам Британских островов и везде вносили чужеземный дух.

В Лондоне, других центрах страны рос спрос на пиво и коктейли, на «Кока-Колу» и «Пепси-Колу» вдобавок к чисто американским закускам типа «фастфуд», что отодвинуло чай на второй план. А после окончания войны все еще популярным чайным залам бросили вызов новомодные полутемные кофейные бары со всевозможными коктейлями и другой экзотикой. Хорошо помню 50-е годы, проведенные в Лондоне, когда постепенно пустели закусочные-чайные «Лайонс корнер», а в них всегда подавали хорошо приготовленный чай.

Был период в жизни британцев, когда под воздействием новых веяний они, казалось, потеряли интерес к чаю, но это было недолго, к тому же широкое население в глубинных промышленных и сельских районах, где чай прочно оставался в почете. Уже к концу 70-х годов ясно обозначилась новая тяга к привычной и надежной «кап-оф-ти», которая «и освежит, и ободрит», будь то поутру дома, на рабочем месте, в поезде, в гостинице или закусочной, а то и на прогулке — из термоса вместе с бутербродом.

Добавлю как свидетель этого, что в деловых, научных, политических кругах Лондона, не говоря уже об аристократии, чаепитие вновь становилось массовым явлением, оставаясь по-прежнему в определенном смысле слова признаком «хорошего тона».

Чай высоких сортов, приготовленный должным образом и красиво сервированный, всегда радует участников совещаний, конференций, приемов и коктейлей. Ароматный свежезаваренный чай непременно подают на переговорах и деловых беседах, а «перерывы на чай» в ходе конференций создают прекрасные возможности для неформального общения участников. Чай прекрасно выполняет роль доброго и бескорыстного посредника.

Заслуживает внимания то обстоятельство, что на протяжении всей истории чая в Англии мы видим особенное внимание к нему королевского дома. Если упоминавшаяся Катерина Браганца, супруга Карла II, познакомила придворных с чаем, то королева Виктория, правившая Британией большую часть XIX в., сделала чаепитие своего рода «королевским ритуалом». Ее перу принадлежит книга «Tea Moralities» («Чайный этикет»), в которой устанавливались довольно строгие нормы поведения в обществе, особенно во время чаепития. Виктория была поклонницей отборного индийского чая, и в ее честь был назван один из лучших сортов чая «Дарджилинг».

На протяжении XX в. чайные традиции продолжала хранить королева-мать (ровесница века, перешагнувшая в XXI в.), сама большая любительница чая. А королева Елизавета II, находясь на троне уже полвека, каждое лето неизменно проводит традиционные приемы с чаем на лужайках парка Букингемского дворца. На этом «чае с королевой» широко представлен «цвет британского общества», и сама королева вместе с членами своей семьи на протяжении нескольких часов непринужденно беседует со многими из гостей, переходя от одной группы к другой. Следует здесь отметить, что иногда Елизавета II, принимая иностранного гостя или посла, сама разливает чай и к тому же делится «секретами подлинно английского чая». В частности, поясняет, если необходимо, что по английской традиции чай лучше всего пить с молоком и при этом в чашку следует наливать сначала молоко и уже затем — чай, а не наоборот. Всей Европе известно, что каждое утро королевы начинается с фразы: «Times and tea!» (газету «Тайме» и чашку чая!).

С конца 70-х годов повысилось внимание англичан к изучению всех свойств чая и характера его воздействия на организм человека. Проводимые на уровне последних достижений науки исследования вновь и вновь подтверждали эмпирические заключения китайцев дальних эпох о том, что чай комплексно влияет на физическое и эмоциональное состояние человека, способствует предупреждению и даже лечению ряда болезней. С каждым новым исследованием открывались и новые грани полезного влияния чаепития на человека, о чем более подробно будет сказано в заключительных главах книги.

Расширяет свою деятельность специально созданный в Британии Чайный совет, который успешно популяризирует чай, содействует распространению сведений о чае и его полезных свойствах, о чем всегда можно прочитать в Интернете на специальном сайте www.tea-health.co.uk. Интересные сведения об английском чае можно найти и на сайте www.britainexpress.com. В Лондоне существует специальный Музей чая, где выставлены также образцы прекрасной английской посуды для чая.

О значении чая в современном рационе британцев, да и в их распорядке дня, свидетельствует ряд фактов, которые, несомненно, заставляют задуматься.

Так, согласно Всемирному ежегоднику чая за 1993 г. («World of Tea Yearbook— 1993») Британия импортировала в течение одного года 190 965 тонн чая, из которых на реэкспорт потратила 31 173 тонны, оставив для 58 млн жителей страны 159 792 тонны, т.е. в год на одного среднестатистического британца (включая младенцев) приходилось полных 2,75 кг чая. Отметим для сравнения, что на среднестатистического россиянина в том же году приходилось менее 1 кг чая.

Статистика 90-х гг., которую приводят сами британцы, показала, что каждый из них (опять же в среднем) ежедневно выпивал 3,5 чашки чая, и такая картина оставалась стабильной на протяжении ряда лет.

Сухие цифры и статистика находят практическое выражение в здоровье нации. Известно, что существуют разумные пределы того, сколько жидкости потребляет человек. Если он пьет много чая, то, разумеется, он меньше потребляет других напитков, многие их которых не столько полезны, сколько вредны организму. К тому же чай со всеми его полезными свойствами, если можно так выразиться, подпитывает жизненные силы человека.

Британцы, постоянно пьющие хороший чай, меньше сталкиваются с сосудисто-сердечными и желудочными заболеваниями, у них здоровые зубы и десны. Все это не является случайностью. А пьют чай британцы чаще всего и больше всего с молоком — согласно тому, как считает королева. Крепкий ароматный чай с молоком и есть в первую очередь тот напиток, который можно назвать «классическим английским чаем».

При этом необходимо помнить, что англичане любят много различных сортов чая и как высокие ценители этого напитка знают массу рецептов его приготовления. Чай определенных сортов, особенно ароматизированных, они предпочитают употреблять в чистом виде. Нередко они пьют чай с лимоном либо с ликером. Все зависит от вкуса и привычек человека, его настроения в конкретный момент, времени года или времени суток и, несомненно, — от сорта заваренного чая.

Особо следует сказать о пристрастии к чаю ирландцев, чьи история и культура сплетались с английскими на протяжении столетий. Ирландцы имеют по всему миру славу особенных любителей чая, превосходя по количеству выпиваемых чашек чая англичан. Промозглый климат острова, омываемого совсем не теплыми и не ласковыми волнами, постоянно угрожает их здоровью, когда они рыбачат, пасут скот, обустраивают свое фермерское хозяйство. Но это стойкие, энергичные и жизнерадостные люди, которые любят постоянно получать дополнительный заряд бодрости от чашки крепкого горячего чая. Трудно сказать, что больше их «заряжает» и радует: кружка темного ирландского эля или чашка столь же темного чая.

Ирландцы глубоко верят в то, что чашка чая способна вылечить от любой болезни и ободрить при любой беде. Когда кто-то зашиб руку или ногу, когда кто-то простыл, ему говорят: «Have a cup of tay» («Попей чайку!»). То же говорится в утешение человеку, которому дорогу перебежала черная кошка. Даже когда кто-то умер, скорбящих утешают: «Попейте чайку!»

Чай выбирают черный и крепкого настоя — рассыпной, гранулированный или в пакетиках. Закладывают в чайник большую дозу и настаивают дольше обычного. К тому же фермеры привыкли, вскипятив на плите воду в большом чайнике и залив кипятком засыпку чая в заварном чайнике, держать последний на горячей плите, причем подолгу. Крепкий горький настой смягчают добавкой цельного молока и большой порцией сахара.

Чаем начинают завтрак и пьют этот чай в течение всего дня. «Аккомпанементом» чаю служат печенье, кексы, ирландский пресный хлеб с мармеладом. О каких-то особенных ирландских рецептах чая говорить не приходится. Главный и основной рецепт ярко выражен в широко известном сорте «Ирландский завтрак», который готовят многие знаменитые чайные фирмы, начиная с фирмы «Твайнингс», и о котором уже было сказано выше.

Отметим, что шотландцы по части крепости заварки чая значительно уступают ирландцам, но они также относятся к любителям особенно бодрящего чая. По этой причине и возник отдельный сорт «Шотландский завтрак» как вариант классического чая «Английский завтрак».

Выше в главе о знаменитых брендах и сортах чая было дано представление о «классическом» выборе англичан: «Английский завтрак», «Ассам», «Дарджилинг», «Лорд Грей», «Леди Грей», «Послеполуденный чай». Чайные компании «Твайнингс», «Сент Джеймсиз», «Тейлоре» и другие, готовя для британцев купаж этих сортов, стараются учесть особенности местной воды, с тем, чтобы вкус настоя радовал как жителя Лондона, так и жителя Лидса или Глазго.

Ниже приводятся дополнительно несколько особенных и, возможно, не столь особенных английских чайных рецептов.

Рецепты

Английский грог (Grog)

Трудно найти другой напиток, основанный на чае, который был бы столь знаменит, как англиискии грог Многим знакомы слова популярном Шотландской застольной Бетховена на стихи Роберта Бернса «. О Бетси, налейте в дорогу нам грогу бокал!» Можно вспомнить упоминания о гроге в произведениях ряда английских писателей

Придумали грог на королевском флоте Великобритании в 1770 г Командующий флотом адмирал Вернер распорядился ради экономии выдавать морякам вместо чистого рома разбавленный Адмирал имел прозвище «Старый грог» ввиду привычки прогуливаться по палубе в любую погоду в накидке из материала «грог-грем», и моряки выразили свое недовольство, присвоив название «грог» этому нелюбимому напитку. Да еще шумели, что дают им «грог на седьмой воде» Новый напиток, однако, усовершенствовали, вместо волы в ром стали добавлять крепкий настой чая с сахаром и разливать горячим, что быстро изменило отношение к нему.

Бороздя месяцами моря и океаны пол парусами, которые требовалось постоянно переставлять, менять и чинить, британские моряки часто попадали под потоки ледяной волны, в штормы мерзли пол буйными ветрами и брызгами бушующих вол, а порой оказывались на грани выживания Соединение в едином горячем напитке алкоголя, чая и сахарного сиропа создало такой «букет энергии», что грог оценили сполна. Он оказался незаменимым в случаях переохлаждения, полного истощения сил, и его стали применять именно ятя таких исключительных случаев, как спасительное средство

Готовят грог на основе обычного черного чая трех-пятикратной краюсти. Для этого требуется заварить 50-граммовую пачку чая в 1 л воды. Наготове нужно иметь 1 л крепкого спиртного и 200-250 г сахара

>   Вскипятить отдельно 1-2 стакана волы и влить в нее столько

же спиртного (рома, коньяка, джина или волки), засыпать велел весь

сахар. Проварить эту смесь минут 5 ло состояния сиропа.

>   В полученный горячий сироп влить, быстро размешивая, на

стоявшийся готовый чай, добавив двойную-тройную порцию подогре

того спиртного (рома, коньяка, джина или волки1

Получается напиток, в котором на 1200-1400 мл воды приходится 750-1000 мл спиртного. Этот горячий напиток пьют, не остужая, причем маленькими глотками, и пьют не для увеселения, а как лекарство, которое кстати именно в стужу или ненастье Доза не должна превышать одного стакана, чтобы получить желаемый результат.

Особенно хорош грог для быстрого согревания человека, попавшего в бурю, шторм, буран, ледяную воду. Именно поэтому он стал привычным напитком моряков, часто попадающих в экстремальные условия. Он быстро поможет при потере сил, вызванной переохлаждением, обморожением, сильной простудой.

В обычных, не экстремальных условиях грог - экзотика. В наше время готовят его часто на основе коньяка, рома или водки с добавлением сока лимона и сока апельсина либо корицы и перца, даже нод-слашивают медом. Поле для фантазии широкое.

Английский Яичный чай (Custard Tea)

В традиционном меню англичан на главном месте присутствует наряду с чаем яичница, нршотовленная тем или иным способом, - в чистом виде, с ветчиной, с добавкой молока. Как-то они сумели совместить свое пристрастие к чаю и к яйцу в едином экзотичном продукте со столь же экзотичным названием «кастэрд ти».

Вообще-то у англичан «кастэрд» - это просто яйцо, взбитое с молоком и подслащенное, которое употребляют в сыром виде, как «гоголь-моголь», либо жарят на сковороде, как яичницу.

Но рецепт «кастэрд» с чаем требует больше усилий.

Необходимо прогреть большой фарфоровый чайник объемом около литра, засыпать в него 3-6 чайных ложек обычного черного чая (листового или гранулированного) и залить в чайник вначале 100-150 мл кнпяшей воды, а вслед - 500 мл кипящих сливок. Дать настояться 10-12 минут.

V Растереть тем временем яичные желтки с сахаром, взбить их и, смешав быстро с полстаканом взятого из чайника чая, влить всю эту смесь в чайник, постоянно размешивая ее ложкой в течение 2-3 минут, следя за тем, чтобы желтки не свернулись.

«Яичный чай» готов. Утром, когда заботливая хозяйка дома приготовит его, один этот чай с ломтиками хлеба с маслом может дать хороший заряд бодрости на несколько часов напряженной работы.


 

MmRjYj